EN | RU
Контакты
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Регистрация
Авторизация
 
Главная
О Журнале
Проекты
Партнеры
Реклама
Архив журнала
Блоги
Темы для обсуждения
Проект- Электронное Портфолио
 

 
 
 
 
     
«Экспаты»  инновационного бизнеса «Экспаты» инновационного бизнеса
Вячеслав Критов
Technical Director of Technology Scouting, Symantec CTO office

Есть ли понятие «русского комьюнити» в США?

По моему мнению, существует несколько поколений «комьюнити». Первое - существует, хотя и не достаточно большое по размеру «комьюнити» людей, у которых еще родители, бабушки и дедушки уехали – после революции. Я пару раз пересекался в г.Сан-Франциско с людьми, которые говорят на русском языке прошлого века. Очень любопытные и интересные люди, но их очень мало. Существует «комьюнити людей», кто уехал во время войны. Их тоже сравнительно мало и по характеру своему, с моей точки зрения, это очень замкнутая группа. Есть группа, кто уехал в 70-80 годы, в советские времена. Это была наиболее масштабная и серьезная эмиграция, и этому поводу написано много литературы, то есть и этот «комьюнити», безусловно, существует. Он в основном связан по языку (на улице Гири в г.Сан-Франциско, есть большое количество русских магазинов, ресторанчиков, книжных лавок и т.п.). В этой группе, безусловно, присутствует культурно-обусловленное взаимодействие между людьми. И существует некая новая волна эмиграции, которая не рассматривает себя как эмиграцию, к которой принадлежу и я. Это в основном профессионалы, кто поехал работать туда, где им стало интересно. Я бы не называл их эмигрантами, в прямом смысле этого слова. Это, скорее всего, экспаты. Все эти «комьюнити» до определенной степени перемешаны. В целом по разным оценкам и статистике, например, только в Берри порядка 300000 русскоговорящих людей.

Слово «русский» воспринимается здесь в достаточной степени универсально. Сюда попадают все русскоговорящие независимо от национальности (русские, украинцы, евреи и т.д.). Иногда, что парадоксально, получается ситуация, когда люди уезжали из России по национальным причинам, и эти истории описаны хорошо в литературе, но, тем не менее, здесь они русские (и они сами себя и их так называют). В основном из-за языка. Главный момент в том, что если смотреть на отношения людей, то замечаешь, когда общаешься с людьми в большей степени профессионалами, то у них нет какого-то раздражения на страну, в которой они когда-либо жили. Они занимаются своим делом и не имеют «былых» обид. Все достаточно позитивно настроены, объединены общей культурой, музыкой, в какой-то степени кинематографом. Смысл в том, что если обращаться к вопросу существуют ли «комьюнити» – ответ: да, безусловно, существуют.

Что касается Долины… В целом в тех местах, где русские в достаточной степени существуют географически там, где примени-мо само понятие «комьюнити», это связано с культурой и языком. Если посмотреть на то, что существует в долине, то здесь появляется дополнительный уровень - «комьюнити», связанное с бизнесом. При чем не в том понятии, что многие люди предпочитают ходить к русским врачам и т.д., общаться с русскими специалистами по каким-то вопросам, или потому, что им приятнее говорить на родном языке, и они более уверенно себя от этого чувствуют. Дело в том, что многие компании здесь выросли за счет того, что они в какой-то момент взяли на работу русского человека. Он собрал своих друзей, условно говоря, выстроил определенные цепочки. Я приехал в Genesys в 1996 году. В компании в то времяработало 120 человек. За пять лет моей работы, я «вытащил» более 100 человек, по такой цепочке, построив, скажем так, «воронку утечки мозгов». Поэтому многие здесь за счет того, что кто-то, кого-то пригласил непосредственно на работу. И эти взаимоотношения во многом добавляют несколько уровней к «комьюнити» именно профессиональных.

Можем ли мы говорить как о примере об организации АМБАР? Насколько эта модель плодотворна, насколько она отражает цели русского «комьюнити»?

АмБАР интересен по нескольким причинам. Для меня лично организация интересна тем, что дает возможность повидаться с людьми, с которыми был связан в профессиональном и общественном смысле. Это, как и любой бизнес-клуб, имеет смысл для людей, занимающихсясоответствующим направлением бизнеса и у них есть что-то еще по мимо этого. В данном случае – это связи с Родиной. На многие мероприятия АмБАР а приезжают люди из России, рассказывают о положение в стране и т.д. Несколько раз была ситуация, когда завязывались бизнес отношения, которые приводили к старту серьезных компаний, которые уже в дальнейшем неплохо продавались, или развивались и инвестировались и т.д. Очень важный момент для АмБАРа – он не старается бытьэлитарным клубом. Это достаточно свободный доступ с одной стороны, однако тем, кто не заинтересован в бизнесе, здесь вряд ли будет интересно. Здесь собираются люди, чтобы обсудить разные аспекты: узнать, кто что делает, обсудить, что происходит, понять, что делать, выступить на мероприятии, послушать других. Это фактически социальный клуб,

который самоселектируется, прийти может кто угодно, но ходить сюда будут только те, кому это действительно интересно. В результате получается, что здесь систематически появляется масса людей.

Сегодня часто обсуждается вопрос, что часть так называемых русских-американцев готова вернуться в Россию, чтобы поучаствовать в проектах. Насколько это вообще реально?

У меня есть знакомые, кто принял такое решение и уже занимаются инвестициями в российско-международные технологические компаний. Один их них уже поработал до этого инвестором в Интел-капитал, а потом пошел работать в фонды в России. Другой был в Америке успешным интерпренером, начал заниматься совместным бизнесом с Россией, и сейчас он курирует несколько больших компаний. Я хотел бы уточнить один момент что мы подразумеваем, когда говорим фразу «вернуться в Россию» или «уехать из …». Все они несут в себе какой-то момент финальности. Я не считаю, что человек, который в данный момент работает, сотрудничает с Россией – он возвращается или наоборот. Мир на самом деле стал достаточно

маленьким, чтобы можно было говорить о каком-то исключительном месте. У тебя есть своя зона интересов, но географически она не привязана.

Правильно ли я понимаю, что если сделать грамотно предложение инвесторам или интерпренерам – они могут заинтересоваться работой с российской компанией?

Да, и причем не зависимо от ее географического положения. Это в первую очередь зависит от того, как и в какой области работают люди. В данном случае профессионалы, особенно те, кто помоложе и не обременены какими-то личными проблемами – достаточно мобильны. Хотя и те, у кого есть дома и семьи, тоже готовы к перемене мест.

Насколько реально найти менеджера инновационного проекта для старт-апа?

Реально. При чем у нас нет особенных требований – команды все распределенные. У меня, к примеру, есть масса друзей, которые работают с командами, расположенными где угодно, в нескольких городах в России и т.п.. Или другой момент. Если какая-то компания пытается получить финансирование с привлечением госструктуры, то возникает вопрос, который скорее связан со структурой взаимодействия, нежели со всем остальным. Понятно, что инвесторы будут инвестировать в компании, которые зарегистрированы в разумной, с точки зрения инвесторов, структуре. В те компании, у кого

есть понимание, что происходи с деньгами, с патентами и интеллектуальной собственностью и т.д.. Поэтому, если компания хочет, чтобы ее инвестировали – то ей имеет смысл открывать здесь (в Силиконовой долине) официально зарегистрированное представительство. Что, в общем-то, не очень хлопотное дело – ты от лица компании заполняешь определенные налоговые бумаги и платишь 800$ в год за регистрацию. И это все расходы, чтобы держать официальное имя в Америке. Но когда ваши предложения рассматривает инвестор – он будет в первую очередь смотреть на продукты, на собственность, на ответственность людей и т.п.. Поэтому очевидно, что инвестировать в компанию, которая не обладает никакими связями на рынке, не имеет возможность выставить за себя людей с определенным послужным списком, то у инвестора наверняка возникнут сомнения по поводу инвестиций. Но не зависимо от того российская или не российская компания. Это при условии, если инвестиции идут из Америки. Для них критично чтобы компания была зарегистрирована в Америке и для них это элемент понижения рисков.

Но как быть, если есть желание выстроить частно-государственное партнерство? К примеру, есть российская компания, которая хочет получить поддержку у госкорпорации Роснано, но нет менеджера. Может ли такая компания обратиться в Долину с предложением о поиске человека, который бы согласился возглавить проект?

Да. Примером такого сотрудничества служат несколько моих знакомых о которых я уже говорил. Все трое, каждый своими путями, уехали в Америку. Двое уже американские граждане, один – нет. Им предложили работу в фондах. Фонды поняли, что им необходимы профессиональные «money-менеджеры», ребятам предложили условия, которые их устроили. Это рынок. По большей части, все как раз и зависит от денежного эквивалента работе и условиям.

Насколько важно, чтобы это был русско-говорящий менеджер?

Все в зависимости от того, кто и что делает. Если речь идет о том, если берется продукт-менеджер, финансовый менеджер и т.д., кто собирается работать с определенными типами людей, с командой, которая делает разработку, то неизбежно – финансовый менеджер должен постоянно держать руку на пульсе. То это точно так же как и любой другой ситуации – если ты не знаешь языка тех людей, с которыми общаешься - это очень сильно усложняет взаимоотношения. Помимо языка влияют так называемые культурно-специфические особенности, то есть манера разговора, правила бизнес-поведения, отношения. В каждой стране они специфичны. Существует большое количество курсов, когда людей направляют, например, на работу в Азию, им объясняют правила поведения, хорошего тона и бизнес-отношений в соответствующей стране, потому, что в каждой стране это построено по-своему. Если берется человек на роль менеджера, то есть этот человек замыкает на себя потоки информации и уполномочен ответственность за решения, то знание культур и языка имеет колоссальное значение.

Какая категория менеджеров, специалистов наиболее будет полезна для участия в старт-ап проектах?

Наверное, я бы выделил венчурных капиталистов. Я общался в большом количестве с людьми, которые развивали бизнес в России и продолжают его успешно развивать. Безусловно, есть огромное количество специфики в российской бизнес-программе, в отношении к деньгам, правилам взаимодействия по отношению к деньгам и т.д. И развитие культуры венчурных инвестиций, когда капиталист – это не просто «денежный мешок», которыйвыдал деньги, а потом приходит для отдачи их с процентами. Это отношение в корне неверное. Венчурный капиталист – это гораздо большее. Это человек, который вкладывается в тебя, а не просто абстрактно дает тебе деньги, он вкладывается финансами, своим временем, контактами, это человек, который с тобой каждую неделю рекомендует, советует, направляет и организовывает PR, потенциальных клиентов, партнеров. Это человек, который фактически твой партнер, финансовый соинвестор. Любой капиталист (или бизнес-ангел), который начинает работать с компанией, проинвестировав в нее – он начинает нести ответственность за свою инвестицию перед партнерами, потому что,

как правило, эти капиталисты работают в фондах. Если говорить об индивидуальном инвесторе (бизнес-ангеле), то они тоже часто собираются в коллективы (это удобнее) и могут нести ответственность перед другими. Именно поэтому, так как капиталист постоянно вовлечен в жизнь и управление компании, ему необходимо общаться с компанией. Возможно поэтому сравнительно мало можно увидеть старт-апов, которые из Америки полностью инвестируются в Россию. Такого практически нет. Чаще собирается определенная группа, открывает американскую компанию, которая потом открывает либо партнерские отношения, либо свои офисы в России. Это подводит нас ко второй категории людей – менеджеры проектов, менеджеры продуктов. Эта категория для любого старт-апа является ключевой. Фактически это люди, которые держат руку на пульсе и принимают большинство решений по поводу того, как данный продукт должен развиваться. Это люди, которые должны сочетать в себе бизнес-качества и должны понимать свою область (технологическую). Это люди, которые фактически стоят между двумя мирами – миром технологий и миром бизнеса. И соответственно эти люди должны иметь отработанную систему ведения проектов.

Речь идет о том, что российские старт-апы могут использовать опыт людей, которые проживают в Долине, регистрировать предприятие в Америке, но физически находится в России? Как быть с отбором проектов?

Ситуация такая, что ездят люди, которые ищут деньги к тем людям, у которых эти деньги есть. Так принято в мире. Хотя бывает и наоборот. Инвесторы приезжают на всевозможные конференции, выставки старт-апов и т.д. Очень часто бывают конференции, куда приходят стар-апы, которые начинают раскручиваться на свои деньги, на ангелах и т.д.. Туда же приходят инвесторы, чтобы все это просмотреть. Я посещаю все эти конференции, чтобы понять, что новое и интересное возникает на данный момент. Инвестор смотрит, что за технология, которую старт-ап пытается продавать или развивать, насколько она применима на рынке, насколько она будет востребована. Может и не прямо сейчас. Все понимают, что это инвестиция и требуется какое-то время. Смотришь – какую проблему мы пытаемся решать, и кто будет собственно клиентом, и как за это будут платить. Это самый важный вопрос, на который инвестор должен себе ответить. После чего, он смотрит, на сколько эта технология уникальна, насколько она защищена патентами, кто является конкурентами в данный момент, кто это уже делает и как. Делается анализ. И я делаю тоже самое для Symantec. Наша компания тоже иногда инвестирует, но для того, чтобы получить место в совете директоров и иметь доступ к «кухне» этой компании, то есть компания интересна и мы хотим держать руку на пульсе. Но наш фокус – найти интересную компанию, интересную технологию, насколько она может расширить способности и возможности клиентской базы какого-нибудь направления, которое у нас представляется сейчас приоритетным и установить сотрудничество.

Вопрос «утечки мозгов», утечки интеллектуального капитала, и т.д.?

Очень много сейчас компаний, которые многонациональны. У них есть офис в Америке, в котором сидит несколько человек и большая команда разработчиков в России. В основном это происходит по финансовым причинам. Еще и потому, что срывать из одной страны в другую страну можно людей либо молодых, которые стремятся повидать мир, либо эти люди стремятся изменить мир вокруг себя и им очень плохо, они не видят перспектив там, где они живут. Возникает вопрос: если нет таких причин – зачем уезжать. Этот момент очень важный. Я хочу заострить внимание – люди будут работать там. Где им выгодно, где им интересно и выгода определяется не только количеством денег, но и еще перспективами, возможностями дальнейшего развития. Эмиграция – это не сахар. Никто просто так на эмиграцию не идет. Нужна причина. Насколько общество в России заинтересовано в том, что компания из России, имеющая стартовый рынок тоже в России, становится налогоплательщиком в другой стране. Реально то делается, как и в любой другой ситуации. Открывается существующая компания в России, ее партнерская компания в Америке, американское представительство, грубо говоря. Это делается по нескольким причинам – для того, чтобы там работали люди, которые фактически представляют собой развитие бизнеса, развитие технологий, контакты, продажи, что угодно (сотрудники, которые работают в представительстве). Во-вторых, для того, чтобы обеспечить себе патентное присутствие и вообще, обеспечивая защиту с точки зрения интеллектуально собственности, а деньги при этом будут, скорее всего, там, где будет наиболее выгодные налоговые условия. То есть если посмотреть внимательно, то очень большое количество компаний имеют штаб-квартиры на Багамах. Поэтому я не считаю, что есть момент уезжать или переезжать. Этот менталитет преодолевать.

Почему Америка?

Здесь большой рынок, с учетом финансового кризиса все равно доллар – это сильная мировая валюта. Здесь есть большое количество людей, которые понимают в технологиях, принципах управления проектами, построении партнерств. Это большой ресурс и нужно им пользоваться. У каждого есть своя роль, есть своя профессия, свои знания и нужно выбирать людей, с которыми удобно работать и с ними работать.

Какие пожелания участникам инновационного развития России?

Очень важный момент, когда у людей возникают новые идеи, желания делать новый бизнес, первым делом нужно понимать, это то, что сами по себе идеи, которые возникают – они только идеи и пока они не прописаны в виде хорошо сформулированного технологического плана, с конкретными финансовыми, организационными, технологическими элементами – это «мечтательство». Перед тем как идти и привлекать финансовые инвестиции, людей, необходимо четко проработать свой план, четко сформулировать, какие будут цели, задачи компании, кто является клиентом, какую проблему или технологию этот сервис будет решать. И пройтись по друзьям, знакомым, которые реально работают по смежным областям или в той же области и обязательно постараться разобраться с этим моментом. После этого, становится проще разговаривать с людьми. Эта проблема не является уникально русской, но в силу некоторых исторических особенностей малое количество людей в русскоязычном пространстве умеют это делать. Есть, безусловно, несколько успешных компаний, которые поднялись и достигли международного рынка и прекрасно себя там чувствуют. Но сравнительно с другими странами в России таких людей очень мало. И я рекомендую сфокусироваться на то, чтобы увеличивать количество этих людей и со временем появиться такая экология и достаточное количество людей для того, чтобы эта система подтянулась, и начала таких людей производить. Уже сейчас этот процесс идет. Долины сделал успешной именно этот момент – когда люди научились между собой работать. Когда «технари» научились говорить с бизнесменами. Пожелание самое главное – ребята – есть много разных способов

работы, но, вообще говоря, нужно следовать тем, которые позволяют успешно работать и получать успешные результаты, и Долина хороша еще и тем, что здесь сформировалась некая методология взаимоотношений между инвесторами, разработчиками и интерпренерами, которое уже дало позитивный результат. Не нужно изобретать велосипед – занимайтесь тем, что вам интересно – занимайтесь технологиями, но пользуйтесь правильной методологией.


Возврат к списку>>

Рекламные партнеры

 
© ANGELINVESTOR 2009
Создание сайтов:
Burbon.ru