EN | RU
Контакты
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Регистрация
Авторизация
 
Главная
О Журнале
Проекты
Партнеры
Реклама
Архив журнала
Блоги
Темы для обсуждения
Проект- Электронное Портфолио
 

 
 
 
 
     
Мировой финансовый кризис и венчурная индустрия: проблемы и новые возможности Мировой финансовый кризис и венчурная индустрия: проблемы и новые возможности
Евгений Зайцев
Кандидат медицинских наук, партнер Asset Management Company Venture Capital

Внимание мирового бизнес-сообщества в последнее время настолько занято анализом проблем, связанных с глобальным кризисом, что ушли на второй план возможности, открывающиеся перед индустрией высоких технологий и венчурных инвестиций в контексте текущей ситуации на мировом рынке. Данную статью не следует рассматривать как экономический прогноз – это, скорее, взгляд венчурного капиталиста на риски и преимущества, связанные с инновационными отраслями экономики и инвестициями в них сегодня.

Россия и мировой финансовый кризис

Несмотря на тот факт, что российские финансовые рынки пережили значительно большее падение, чем рынки США, Европы и даже Азии, фундаментальные причины кризиса в России существенно отличаются. В основе сложившейся глобальной макроэкономической ситуации (как и в большинстве случаев «экономических кризисов») лежит переизбыток капитала и отстающий от производства совокупный спрос. Попытка стимулировать спрос доступным кредитом в США привела, в конечном итоге, к параличу кредитной системы. В последние годы кредиты, особенно ипотечные, без оглядки на очевидный риск, выдавались практически всем, так как большинство этих кредитов, в конечном счете, «гарантировалось» государством. Как известно, кризис начался в системе ипотечного кредитования США в середине 2007 года и быстро распространился на другие сферы экономики.

Основными причинами на сегодняшний день признаются:

- растущий консьюмеризм на фоне снижающегося уровня накоплений населения и недисциплинированное использование кредитов;

- нарастающая волна дефолтов ипотечных кредитов;

- недисциплинированное использование кредитных инструментов финансовыми институтами;

- лавинообразное падение цен на различные классы активов;

- как результат: замороженный кредитный рынок;

- замедление мирового экономического роста;

- нарастающая инфляция.

Отрицательную роль сыграла популярность американской валюты и облигаций на мировом рынке. Америка стала импортером большинства коммерческих и потребительских товаров. Иностранные государства на вырученные деньги скупали государственные облигации США и консолидированные ипотечные кредиты. Зачастую облигациями производилась оплата за товары и услуги. Этот порочный круг питал собой растущий государственный долг США.

Основными составляющими Российского кризиса, на мой взгляд, стали:

- перегруженность финансовой сферы долговыми обязательствами и недисциплинированное использование кредитов бизнесом;

- резкое падение цен на энергоносители в связи с замедлением мировой экономики;

- вывод капитала инвесторами в связи с мировым кризисом и растущим восприятием высокого политического риска России.

Во всем мире низкая финансовая дисциплина и пренебрежение фундаментальными принципами строительства устойчивого бизнеса стали основной причиной кризиса. Россия, тем не менее, оказалась гораздо меньше подвержена проблемам, связанным с токсичными ипотечными кредитами США. В то время как большинство азиатских и европейских финансовых институтов активно инвестировали в подобные финансовые инструменты,

Россия оказалась относительно в стороне. Кроме того, в то время как уровень накоплений американского населения неуклонно снижался, уровень накоплений россиян вырос с 16% ВВП в 1999 году до 21% в 2006 году. Несмотря на свою зависимость от конъюнктуры рынка энергоносителей, российская экономика являлась относительно здоровой: золотовалютные резервы в полтора раза превышали внешний долг, а профицит счета текущих операций составлял 6,2% ВВП.

Это не означает, что положение России более благоприятно; скорее динамика развития экономической ситуации может существенно отличаться от других стран, а внутренний потенциал экономики представляет дополнительные возможности для финансового маневра.

Венчурный капитал как альтернативный класс активов и его устойчивость к рецессии

Сегодняшний кризис – это кризис кредитной системы, в отличие, например, от «доткомовского пузыря» 2000 года, который являлся кризисом акционерного капитала. Венчурные инвестиции по своей природе никоим образом не связаны с кредитом, поэтому сегодня они занимают особое положение среди других классов активов.

Несомненно, венчурные инвестиции тоже не застрахованы от проблем. На сегодняшний день их две:

- Невыполнение инвесторами венчурных фондов (LP) своих обязательств. Многие LP испытывают сегодня серьезные финансовые трудности, и зачастую не имеют ликвидных средств в ответ на «capital call». Это явление, нехарактерное ранее для индустрии венчурного инвестирования, заставляет многих венчурных капиталистов пересматривать свои портфели и планы вложения капитала.

- Разваливающиеся синдикаты. Большинство венчурных фондов всегда инвестируют в партнерстве с другими фондами. В результате невыполнения LP своих обязательств, а также нежелания многих инвесторов расставаться с капиталом (стратегия «посмотрим, что будет через пару месяцев»), многие венчурные капиталисты выходят из уже существующих синдикатов, а оставшиеся инвесторы не имеют достаточно капитала, чтобы в одиночку поддерживать свои портфельные компании.

Эти проблемы, вытесняя из бизнеса венчурные фонды с недостаточной капитализацией, открывают уникальные возможности для тех, у кого капитал есть. Инвестиции в венчурный капитал сейчас привлекательны, как никогда, в особенности для инвесторов, которые не потеряли весь свой капитал на фондовом рынке и имеют средства для инвестиций. Те, кто начинает инвестировать сегодня, получают непревзойденные конкурентные преимущества. Например, биомедицинская группа нашей компании (Asset

Management Company) сейчас поднимает новый фонд для инвестиций в биомедицинские технологии, и мы ориентируемся как раз на такую нетипичную категорию инвесторов, в том числе и в России.

В течение последних нескольких месяцев многие на своем горьком опыте убедились в справедливости ключевого правила инвестирования: не держать все яйца в одной корзине, даже если эта корзина ежегодно удваивает количество яиц. Сегодня альтернативные инвестиции, такие как венчурный капитал, дают инвесторам уникальную возможность диверсифицировать свои активы. Главная особенность венчурного капитала, как альтернативных инвестиций, состоит в том, что он напрямую не коррелирует с финансовым рынком: в то время как большинство мировых фондовых рынков испытало лавинообразное падение котировок стоимости акций. К примеру, оценочная стоимость портфеля нашего текущего фонда (Asset Management Partners 2004) не уменьшилась ни на

доллар. Конечно, необходимо отдавать себе отчет в том, что кризис в конечном итоге окажет отрицательное влияние на оценочную стоимость активов венчурного фонда, а в более длительном периоде рецессия может привести к сокращению объемов рынков, снижению потребительского спроса и снижению аппетита крупных компаний в поглощении малых.

Однако этот процесс отсрочен во времени и не подвержен волатильности фондового рынка.В условиях быстрорастущей экономики низкая ликвидность делает венчурный капитал менее привлекательным активом для инвесторов, ориентированных на быстрые прибыли. Та же низкая ликвидность дает серьезные преимущества в сегодняшней ситуации. В связи с долговременным характером данного класса инвестиций они практически не волатильны и не подвержены панике фондового рынка. В некотором смысле – это хороший способ «пережить плохие времена». Кроме того, ликвидность венчурных инвестиций – это более или менее контролируемый процесс. Продажа компании – это всегда бизнес-решение, основанное на текущей стоимости бизнеса и возможности реализовать прибыль для инвесторов. Другая причина низкой волатильности венчурных инвестиций в том, что стоимость компаний всегда базируется на фундаментальных основах бизнеса и не связана с настроением инвесторов на фондовом рынке. С макроэкономическими изменениями стоимость бизнеса связана лишь опосредовано.

Более чем 40-летняя история венчурной индустрии свидетельствует о том, что нельзя прекращать инвестировать в периоды экономического спада: именно инвестиции, сделанные в период кризиса, стали самыми крупными историями венчурного успеха. Причина не только в золотом правиле «покупать дешево, продавать дорого»: в эпоху экономических или политических потрясений всегда рождаются как революционные технологические идеи, так и новые рынки для этих технологий. Например, Amgen – крупнейшая биотехнологическая компания в мире и до сих пор самый большой актив в портфеле фондов, управляемых Asset Management Company, была создана в 1980 году, когда ставки федерального резерва превышали 19%, инфляция достигла 13,8%, а уровень безработицы впервые в современной истории США достиг 10,8% (1983). Amgen не единственный пример: компании Medtronic, Applied Biosystems, Cisco Systems, Genzyme, Chiron – все были созданы в периоды тяжелых экономических кризисов. Прекращать, или «не начинать» инвестиции в наукоемкие отрасли сегодня было бы, по меньшей мере, неразумно. Россия всегда была привлекательна для профессиональных инвесторов: даже до стремительного падения котировок акций российских компаний они всегда были значительно недооценены по сравнению с их западными аналогами, что создавало и создает большие возможности для роста. Сегодня привлекательность российского бизнеса (без учета политических и юридических рисков) еще выше. Страна находится в уникальной ситуации: в то время, когда капитал на мировом рынке становится все менее доступен, в России имеются средства, выделенные государством на поддержку предпринимательства в наукоемких сферах (Российская венчурная компания, «РОСНАНО» и другие государственные программы).

Эти ресурсы дают Российской индустрии инноваций небывалое конкурентное преимущество. К сожалению, несмотря на свой огромный научно-технический потенциал, Россия все еще не воспринимается на мировом рынке как технологическая держава. Грамотные своевременные инвестиции в технологическую отрасль позволят кардинально изменить сложившееся положение вещей уже в недалеком будущем.

Место России в мировом рынке наукоемких технологий

Бизнес-разработки и внедрения высоких технологий – это глобальный феномен и рассматривать Россию изолированно от всего остального мира нельзя. Россия – быстрорастущий рынок для наукоемких товаров и услуг, что делает ее весьма привлекательной для российских и международных инвесторов. Однако Россия – лишь часть глобального рынка. На сегодняшний день одни только США составляют 50% мирового технологического рынка, и пренебрегать подобной возможностью получения прибыли, как для российских акционеров, так и для российского государства, было бы неразумно. Это означает, что и бизнесу, и государственным структурам, ответственным за инновации, необходимо устанавливать тесные связи с мировым инновационным и венчурным сообществом.

Сегодня возможны две модели венчурного инвестирования:

- коммерциализация российских инноваций на российском и глобальном рынках;

- инвестиции в технологии, уже зарекомендовавшие себя в других странах, и их внедрение на российском рынке. Первая базируется на высоком научно-техническом потенциале России, традиционно сильных научных школах. Российские разработчики не только высоко квалифицированы, но и способны находить нестандартные и нетривиальные технические решения. Потенциал этот, однако, в основном остается нереализованным ввиду ограниченного до последнего времени доступа к капиталу, непонимания разработчиками потребностей глобального рынка и отсутствия предпринимательских кадров. Нужно отдавать отчет в том, что формирование популяции серийных предпринимателей, предпринимательской культуры и инфраструктуры для малого бизнеса займет годы. В связи с этим, вторая модель приобретает важное значение, как способ привлечь новые технологии в Россию, а также предоставить образовательную и тренировочную площадку для российских инноваторов, на которой они могли бы на практике ознакомиться с мировыми принципами строительства инновационного бизнеса и коммерциализации инновационного продукта. Россия представляет собой привлекательный рынок для уже существующих технологий, как страна с большим населением и растущими потребительскими запросами. Сегодняшняя пенетрация («цена проникновения на рынок - низкая цена для товара или услуг, предназначенная для массированного захвата рынка», прим. редакции) бизнес-сервисов, медиа услуг, потребительского рынка и многих других отраслей высокотехнологичными продуктами и услугами чрезвычайно мала, а спрос на них велик. Многие отрасли экономики в России практически отсутствуют, что создает возможности для инвесторов и непростые задачи для государства. Например, в России фактически не работает инфраструктура системы здравоохранения. Несмотря на одну из самых больших популяций ученых, включая лучших в мире химиков, вирусологов и биологов, в стране практически отсутствует индустрия биотехнологий. Несмотря на традиционную изобретательность российских врачей и инженеров, в стране отсутствует система инноваций в области медицинской техники. Существующие в России программы и инициативы пока недостаточны и неспособны дать хороший старт этой многомиллиардной индустрии. Привлечение новых технологий в страну и финансирование международных исследовательских разработок в России позволит запустить этот процесс.

Следует отметить, что в эпоху глобализации инновационного бизнеса география производства и его роль в создании добавочной стоимости теряет свое значение: в большинстве случаев процесс производства не содержит интеллектуальной собственности, и наукоемкий продукт может производиться где угодно и кем угодно. Хорошим примером является биотехнологическая индустрия: львиная доля добавочной стоимости нового лекарства создается в процессе его раз-работки (поиск кандидатов, доклинические и клинические испытания) – то есть значительно раньше того момента, когда продукт начинает производиться массово. Себестоимость производства подобного продукта минимальна, и всю маржинальную прибыль от его продаж получает компания, владеющая интеллектуальной собственностью.

Владение и контроль интеллектуальной собственности – это критический фактор, определяющий сегодня расстановку сил в сфере высоких технологий. Географическое положение как владельца (акционера компании), так и интеллектуальной собственности не имеет значения: зачастую акционеры компании сконцентрированы в одной стране, научно-исследовательские разработки ведутся в другой, производство организовано в третьей, а продукт продается глобально.

Инвестиции в новые технологии российским государством и частными инвесторами, как в России, так и за ее пределами (то есть независимо от их географического положения) не только имеют финансовый смысл – они обеспечивают доступ к передовым наукоемким технологиям во всем мире.

Российские специалисты в других странах и решение проблемы кадров в российском инновационном секторе

Россия сегодня обладает еще одним ресурсом, который до настоящего времени остается практически невостребованным – это ученые, предприниматели, менеджеры высочайшей квалификации российского происхождения, которые проживают за пределами России. В одной Силиконовой долине эта популяция исчисляется десятками тысяч специалистов индустрии инноваций, которых так не хватает сегодня российской инновационной индустрии. Задача не столько в том, чтобы сделать возвращение в Россию привлекательным для этой категории российских граждан (что является долговременной перспективой), сколько в том, чтобы вовлечь этих специалистов в российский инновационный процесс, независимо от места их физического проживания. Сегодняшняя глобализация бизнеса делает эту интеграцию не только возможной, но и привлекательной как для российских специалистов за рубежом, так и для российского государства.


Возврат к списку>>

Рекламные партнеры

 
© ANGELINVESTOR 2009
Создание сайтов:
Burbon.ru