EN | RU
Контакты
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Регистрация
Авторизация
 
Главная
О Журнале
Проекты
Партнеры
Реклама
Архив журнала
Блоги
Темы для обсуждения
Проект- Электронное Портфолио
 

 
 
 
 
     
История развития высокотехнологичного кластера и венчурного капитала в Израиле - уроки для России История развития высокотехнологичного кластера и венчурного капитала в Израиле - уроки для России
Иван И Родионов
профессор, ГУ ВШЭ, финансовый директор ЗАО НИП «ВИСКЕР»

.

История развития высокотехнологичного кластера и венчурного капитала в Израиле - уроки для России

Родионов И.И., д.э.н., профессор, ГУ ВШЭ, кафедра экономики и финансов фирмы. Павловский С.В., аспирант, ГУ ВШЭ, кафедра экономики и финансов фирмы, финансовый директор ЗАО НИП «ВИСКЕР»

В мире можно найти несколько успешных историй создания и развития высокотехнологичных кластеров малых компаний и венчурного капитала. Одним из ярких примеров успешного развития этих двух взаимосвязанных секторов и целенаправленной государственной политики является Израиль. В статье рассматривается ретроспектива развития старт-ап компаний и венчурного капитала в Израиле, проводится сравнение с Россией и поднимаются вопросы дальнейшего развития государственных инструментов поддержки.

Успех Израиля – тяжелый труд и удача?

Результаты, полученные Израилем в 1990-е годы впечатляют

Рассмотрим этапы развития высокотехнологичного кластера в Израиле:

Стадия 1.Начальный уровень (1969 –1985 гг.).

Создание и развитие бизнес-сектора, способного осуществлять исследования и разработки. В 1973г. в Министерстве промышленности и торговли был создан Отдел главного ученого, ответственный за прямую поддержку исследований и разработок в бизнес-секторе, которая осуществлялась через горизонтальные грантовые программы. Данный орган до сих пор является ответственным за поддержку и стимулирование исследований и разработок в промышленности. Также была проведена реструктуризация военно-ориентированной электронной промышленности, запущена программа BIRD (Israel-US Binational Industrial Research and Development Fund), стимулирующая совместные исследовательские проекты между Израилем и американскими компаниями.

Стадия 2. Фаза начала появления (1986 – 1992 гг.).

Развитие модели старт-апов и начало венчурной активности. На данном этапе произошло накопление критической массы - около 300 старт-ап проектов, которые впоследствии предъявляли спрос на венчурный капитал. В течение этого периода осуществлялась поддержка развития предпринимательства и создания старт-ап компаний - увеличился объем грантового финансирования исследований и разработок (к которым отнесли и информационные технологии) и старт-апов (на 66%), стимулировались международные связи, начали создаваться технологические инкубаторы. В сфере венчурного капитала в этот период проводились законодательные инициативы по либерализации валютного рынка и рынка капитала, установление международных связей, государство получило опыт на неудачном эксперименте Inbal.

Стадия 3. Фаза появления (1993 – 2000 гг.). Развитие венчурного сектора и быстрый рост высокотехнологичного кластера. Государство реализовало программу Yozma (1993-1998 гг.), активизировало работу иностранных венчурных фондов, существенно увеличило расходы на грантовые программы и поддержку инкубаторов. На этом этапе горизонтальные посевные программы (нацеленные на появление широкого круга инноваций) стали работать в связке с целевыми программами, направленные на развитие определенных проектов.

Стадия 4. Кризис и развитие (2001– настоящее время). Кризис высокотехнологичного сектора и восстановление рынка венчурного капитала. В этот период государство обратило внимание на финансирование проектов посевной стадии через создание специальных фондов, начало приватизацию технологических инкубаторов. В настоящее время происходит диверсификация высокотехнологичного кластера и венчурного сектора.

При анализе израильского опыта многие исследователи обращают внимание на Стадию 3 (1993-2000 гг.), во время которой начала работу программа «Yozma». В этот период сложились достаточно благополучные внешние условия – мировой экономический рост и активное развитие венчурной индустрии (преимущественно американской), приток высококвалифицированных инженерных кадров из бывшего Советского союза. Создаваемые в этот период компании могли рассчитывать на спрос крупных международных технологических компаний, ищущих внешние ресурсы для развития, а также могли привлечь достаточное количество финансовых ресурсов от венчурных фондов и на бирже (израильские компании преимущественно активно выходили на NASDAQ).

Однако залог успеха заключался не только в удачном времени господдержки развития венчурного сектора, но и в целенаправленной подготовке к этому моменту в течение Стадий 1 и 2, с удачным и неудачным опытом. Основным результатом Стадии 2 стало появление в экономике критической массы – около 300 технологических старт-апов /предпринимательских проектов, ориентированных на международный рынок/. Государство к Стадии 3 уже имело опыт по созданию венчурной индустрии, который позволил успешно реализовать программу «Yozma», что провело к изменениям в законодательстве, позволившим развиваться венчурным формам инвестирования и стимулировавших распространение правил бухучета и отчетности (подходящих для SEC и позволяющих компаниям выходить на американский рынок капитала).

Решение перейти к действиям, результатом которых стала Стадия 2, было вызвано рядом обстоятельств. В результате иммиграции и реструктуризации военной промышленности в конце 1980-ых годов встала задача трудоустройства тысяч инженеров. При этом только 60% успешных технологических разработок, одобренных Офисом главного ученого, привлекали дальнейшее финансирование, что объяснялось слабыми маркетинговыми компетенциями разработчиков и отсутствием венчурных институтов финансирования (провал рынка).Решение первой проблемы было проведено через дополнительные программы финансирования разработок и создание дополнительной инфраструктуры Офисом главного ученого. Решение второй – созданием Inbal.

В Израиле практически все программы поддержки осуществляются через Отдел главного ученого (за исключением, пожалуй, только неудачной Inbal). Годовой бюджет Отдела

главного ученого составляет 300-400 млн долларов и формируется из двух источников: 2/3 (200-250 млн долларов) – государственное финансирование и 1/3 (100-150 млн долларов) –

поступления роялти от профинансированных проектов, которые составляют 3-6% от продаж продукции успешных проектов. Использование подобного структурирования грантов и контрактов может существенно увеличить бюджет Федеральных целевых программ в России, реализуемых ФАНИ, и сделать их менее зависимыми от федерального

бюджета. Отдел осуществляет несколько направлений поддержки. Около 70% бюджета Офиса главного ученого (сейчас 200-300 млн долларов) направляется на грантовое финансирование исследований и разработок. За год осуществляется финансирование более 1000 проектов более 500 компаний, при этом финансируется 20-50% бюджета исследований.

Дополнительно осуществляется программа Magneton – финансирование консорциумов промышленных компаний и университетов, занимающихся разработкой технологий на до-конкурентной стадии в различных нишах (в 2004 году расходы по программе составили 48 млн долларов). В конце 1980-ых акцент грантового финансирования был смещен в пользу финансирования разработок старт-ап компаний и преимущественно прикладного характера. Для ориентации исследователей на востребованные рынком разработки было активизировано взаимодействие израильских компаний в исследованиях и разработках с иностранными компаниями, в т.ч. транс-национальными компаниями. В Израиле была запущена программа BIRD (Israel-US Binational Industrial Research and Development Fund),

контрагентами в которой были американские компании. Сейчас действует несколько Двунациональных фондов промышленных исследований и разработок (Binational Industrial Research and Development Fund) – с государствами США, Сингапур, Канада, Великобритания и Южная Корея. Фонд компенсирует до 50% расходов израильских компаний в совместных исследовательских проектах с иностранными компаниями. Проекты позволяют израильским компаниям проводить разработки и решать задачи, актуальные для высокотехнологичных компаний – лидеров мирового рынка. Последние активно открывают международные исследовательские центры в Израиле («Интел», «Моторола», «Майкрософт» и другие), при этом за 1984-1992 гг. число таких центров в Израиле увеличилось с 10 до 18. Отдельный вклад внесла программа создания технологических инкубаторов, реализуемая с 1991 года для поддержки проектов посевной стадии. Технологические инкубаторы создавались преимущественно рядом с университетами, которые являются источником технологий и основой появляющегося высокотехнологичного кластера, а также осуществляют финансовую поддержку проектов

инкубаторов в форме гранта, возвращаемого в случае успешного развития проекта. Сумма гранта достигает 85% от бюджета проекта (от 350 тысяч долларов до 600 тысяч долларов за 2 года). Оставшуюся сумму инвестирует предприниматель или инвестор (как правило, бизнес-ангел). Во время нахождения в инкубаторе компания должна создать прототип продукта, разработать бизнес-план и подготовиться к привлечению венчурного финансирования.

Интересной практикой является распределение структуры собственности в компаниях-резидентах. Основатели получают не менее 50% в компании, ключевые сотрудники – не менее 10%, инвестор (бизнес-ангел и другой, предоставляющий 15% средств проекта) – не более 20%, инкубатор – не более 20%3. Предоставление доли инкубатору существенно повышает мотивацию его менеджмента в повышении эффективности компаний-резидентов.

В 2004 году работало уже 24 инкубатора (13 из которых были приватизированы, а 1 был биотехнологическим), в которых функционировало около 200 проектов, а расходы составляли 26 млн долларов в год. На 2004 год из инкубаторов было выпущено 844 проекта, из которых 486 (58%) привлекли дополнительное финансирование, а 370 (44%) продолжали функционировать. С 1991 по 2004 гг. государственные инвестиции в проекты инкубаторов превысили 250 млн долларов, а привлеченные частные инвестиции – 900 млн долларов (1,8 млрд долларов на 2007 г.), при этом в последние годы инвестиции в первом раунде финансирования «выпускников инкубаторов» в среднем в 2 раза превышали государственные инвестиции в поддержку проекта. Компании-резиденты и выпускники инкубаторов могут участвовать в программах государственной поддержки экспорта, BIRD (Israel-US Binational Industrial Research and Development Fund), и других R&D фондов. В дальнейшем Офис главного ученого запускал различные программы. Финансирование посевной стадии реализуется через две программы. Фонд Tnufa предоставляет гранты проектам пред-посевной и посевной стадии (до 85% от 50 тысяч долларов) для создания прототипа и бизнес-плана, патентования и привлечения частных посевных средств, венчурных инвестиций и корпоративных партнеров. Государственный посевной фонд Heznek Program инвестирует в капитал компаний (не более 66% для бюджета до 1 млн долларов) с предоставлением опциона частному инвестору на выкуп доли государства в течение 5 лет по цене вхождения плюс процентный доход. В качестве инвесторов рассматриваются венчурные и промышленные компании, осуществляющие деятельность по инвестированию в схожих отраслях, и имеющие возможность и ресурсы направлять менеджмент компании. Кластерные инициативы реализуются через программу NOFAR (поддержка оказывается прикладным исследованиям компаний в области нано- и биотехнологий – до 100 тысяч долларов) и создание Центров исследований и разработок в университетах в сферах нано- и биотехнологий.

Вопрос по созданию государственного института, позволявшего закрыть провал в цепочке финансирования проектов, взяло на себя Казначейство (Treasury) Израиля, что, по мнению некоторых экспертов, и явилось основной причиной неудачи. Используемым механизмом была Государственная страховая компания (Government Insurance Company) «Inbal», которая гарантировала венчурным фондам, торгуемым на фондовом рынке (TASE) до 70% их первоначальных активов. Было создано 4 венчурных фонда, но из-за ряда особенностей фонды не достигли успеха и имели низкие котировки. Т.к. программа гарантировала фонды только от убытков и использовала модель венчурного капитала, она не стимулировала приток профессиональных и ответственных менеджеров, а способствовала управлению с ориентацией на краткосрочный результат и реакцию фондового рынка. Другой причиной были сложные бюрократические элементы управления и отчетности, а ограничения на направления инвестиций стимулировали инвестиции в поздние стадии развития компаний.

Программа «Yozma», которая реализовывалась Офисом главного ученого в 1993-98 гг. с учетом рассмотренных выше ошибок, в отличие от Inbal активизировала и запустила венчурный рынок и инвестиции в компании ранних стадий. Осуществлялась состыковка посевных проектов, получивших финансирование от Офиса главного ученого и проектов, выходящих из инкубаторов, с инвесторами следующей стадии – венчурными фондами.

В результате реализации программы число венчурных фондов увеличилось с одного с капиталом 35 млн долларов в 1991 г., до более 100 венчурных фондов с совокупным объемом средств более 7,5 млрд долларов в 2000 году. В рамках программы «Yozma» (общим объемом 100 млн долларов) были созданы следующие фонды с капитализацией 250 млн долларов, которые профинансировали более 200 проектов:

• 1993 г. – государственный «Yozma 1 Fund» размером 20 млн. долл. и осуществляющий прямое инвестирование в проекты и приватизированный в 1997г.

• 1994-1997 гг – 10 фондов (по 8 млн долларов госсредств в каждый, с условием 12 млн доллаов частного со-финансирования). Шесть фондов было создано в 1994, два – в 1995, и по одному – в 1994 и 1997 годах.

Созданные фонды в 2000-ых годах входили в двадцатку самых успешных фондов в Израиле, а сама программа стала катализатором развития венчурного сектора и прихода профессиональных участников этого рынка.

В частности, для участия в фондах требовалось наличие в управлении не только израильского партнера, но одного европейского или американского партнера с именем и стажем. Были созданы гибкие формы создания фондов, а прозрачные сроки и условия игры сделали этот инструмент привлекательным для участников рынка. После успешного окончания программы «Yozma» в Израиле остался функционировать эффективный сектор венчурного капитала, 2/3 которого представляли иностранные фонды. В качестве условий успеха Израильской программы развития кластера высокотехнологичных компаний и венчурного сектора (кроме удачных условий - развития мирового рынка высокотехнологичной продукции и финансового рынка, а также тысячи свободных инженерных кадров) можно отметить следующие:

1) централизованная реализация государственной политики Офисом главного ученого, реализующего три стыкующиеся программы поддержки:

a. финансирование разработок, имеющих потенциал коммерциализации в промышленности;

b. «инкубаторская программа» (и связанную с ней поддержку компаний посевной стадии);

c. программа «Yozma» (ориентированная на старт-ап компании), дополняющие друг друга (рисунок 1).

2) планирование и реализация политики развития кластера и венчурного капитала в короткие сроки (1993-1998г.) с целью резкого накопления репутационного и профессионального капитала, наличие предшествующего опыта / экспериментов в этой области.

3) большая предшествующая работа на 1-ой и 2-й стадиях (до 1992 г.) – создание условий появления критической массы (до 300) высокотехнологичных старт-апов (за счет реформированных военных высокотехнологичных отраслей, поддержке прикладных исследований, ориентированных на иностранные рынки сбыта). Кроме этого, были созданы правовые институты, необходимые для привлечения профессиональных участников, и установления отношений с иностранными венчурными инвесторами.

Многие станы в реализации политики технологического развития остаются на Стадии 1 и 2 и, не создав необходимых условий для появления критической массы старт-ап проектов, пытаются перейти к Этапу 3, реализовав инициативы по созданию венчурной индустрии, которые являются преждевременными. Россия не стала исключением, свидетельством чего является дефицит качественных высокотехнологических проектов и низкое число венчурных инвестиций при наличии избытка финансовых ресурсов. Сейчас у нас есть несколько лет кризиса, в течение которых необходимо успешно пройти Стадию 2 и накопить критическую массу старт-ап проектов, ориентированных на мировой рынок и готовых к получению венчурных инвестиций иностранных фондов.


Возврат к списку>>

Рекламные партнеры

 
© ANGELINVESTOR 2009
Создание сайтов:
Burbon.ru